Формы и способы бытия правовых норм

Не следует путать форму права (способы установления правовых норм) со способами социального бытия нормы, с отдельными ви-дами правовых явлений. Так, правосознание – это не “правовая норма в форме общественного сознания”. Правовая норма не мо-жет быть установлена в “форме сознания”. Она может быть уста-новлена в форме закона или может сложиться, установиться в фактических общественных отношениях, т.е. в форме обычая. Но в обоих случаях норма права будет проявляться всеми тремя спо-собами. Норма права, установленная в законе, существует и про-является не только в виде правового законоположения (офици-ального юридического текста), но в содержании правосознания и правоотношений. Норма права, сложившаяся в фактических от-ношениях, не только существует и проявляется в виде обычных правоотношений, но и “живет” в правосознании и авторитетном тексте обычая.
Как уже отмечено выше, официальное установление (веление законодателя) само по себе не порождает норму. Его может быть недостаточно, для того чтобы говорить о наличии нормы, уста-новленной в официальной форме. Если закон предписывает то, чего еще нет в социальной жизни (во всяком случае, это не ти-пично, не распространено), то об официальном установлении но-вой нормы можно говорить лишь тогда, когда предписанное законом усваивается сознанием и реализуется на практике. Наоборот, понятие обычая всегда предполагает фактическую сторону дела. Так что, когда говорят, что есть обычай, то это значит, что дейст-вительно есть норма. Но когда говорят, что есть законоположе-ние, что закон устанавливает нечто, то это еще не значит, что действительно есть норма, или что норма такова, как она описана в законе.
Если норма обычая приобретает официальную форму, формулируется в официальном тексте, то ее новая форма как бы “сни-мает” прежнюю. Например, правила обычая могут быть воспро-изведены в законе, после чего можно считать, что субъекты соответствующих отношений руководствуются уже не обычаем, а за-коном. Но официальное признание обычной нормы, придание ей официальной формы не “снимает” ее бытие в общественном соз-нании и общественных отношениях.
Далее, не следует путать форму права и правовое явление. На-пример, форма правовой нормы – это закон, а не правовой закон. Наоборот, один из видов правовых явлений – правовые законы, а не просто законы. Правовой закон – это содержательная характе-ристика закона, но это не форма права. Нечто правовое не может быть формой права. В данном случае форма права – это закон, т.е. закон как таковой, официальный акт. Причем сам по себе официальный акт может иметь и неправовое содержание, может быть формой выражения властного произвола.
Точно так же формой права является обычай, а не правовой обычай, договор, а не правовой договор, и т.д.
Форма выражения характеризует все способы бытия социальных норм. Так, закону соответствуют законоотношения, обычай означает обычные отношения. Иначе говоря, если норма установ-лена в законе, то, с формальной точки зрения, отношения, которые регулируются этой нормой (регулируются законом), суть за-коноотношения. Отношения, в которых объективированы нормы обычаев, суть обычные отношения.
Правовому закону соответствуют правовые законоотношения, правовому обычаю – обычные правоотношения. Таким образом, не все правоотношения, в которых реализуются нормы права, являются законоотношениями. Но и не всякое законоотношение яв-ляется правовым отношением. Правовое законоотношение – это отношение, в котором реализуется норма правового закона.
Аналогичные рассуждения применимы и к сфере правосознания (см. 6.2.2.). Правосознание, отражающее нормы закона, – это правовое законосознание. Но не все компоненты правосознания производны от знания правовых законов, не всякое правосознание можно рассматривать как законосознание. Если субъекты права руководствуются, главным образом, нормами обычного права (в исторически неразвитой правовой культуре), то их пра-восознание следует характеризовать как обычное (обыденное, традиционное).
Не всякое законосознание является правовым сознанием. В не-правой культуре, в условиях деспотии, тоталитаризма, правового нигилизма знание законов и законосознание не означают и не по-рождают правосознание (правовое законосознание).

Powered by Drupal - Design by artinet